Фото из архива Павла Апалькова

21.02.2021 | Мнения

«Ценность терапии в том, что один зависимый помогает другому»: интервью с руководителем реабилитационного центра для зависимых в Сыктывкаре

Почти ровно год назад - 23 февраля - в Сыктывкаре открылся бесплатный реабилитационный центр для зависимых людей. Прекрасных реабилитационных клиник, которые помогают зависимым людям обрести свободу, в стране много. Проблема в том, что в 99% они платные. Попасть туда можно, если помогут родные, близкие или просто неравнодушные люди. Но большому количеству зависимых людей просто не найти денег, чтобы получить шанс на новую жизнь. А реабилитационный центр в Сыктывкаре бесплатный. Его создатель и руководитель Павел Апальков в рубрике «Мнения» рассказал, как все начиналось и насколько было сложно открыть подобный центр в столице Коми.


- Почему вы решили заняться непростым делом? Какая история за этим стоит?

- История за этим простая: я сам зависимый. На протяжении 14 лет употреблял наркотики, а последние 5 лет зависимости находился в поиске решения этой проблемы. Обращался и в государственную наркологию, и к вере (прикладывался к чудотворным иконам), переезжал в другие города. Ничего не помогало, пока у мамы не появились деньги и она не отправила меня на социально-психологическую реабилитацию. Это сработало на 100 процентов, выздоравливал без срывов. Ценность терапии была в том, что один зависимый (уже с необходимым образованием) помогает другому. Мне эта идея безумно понравилась. Потом пришла идея открыть такой центр в Сыктывкаре.

- Сколько лет вы шли к открытию центра? Сложно открыть центр в Сыктывкаре?

- От идеи до реализации прошло четыре года. Сложностей было много: не было денег, помещения, консультантов. Четыре года назад в Сыктывкаре мало ребят выздоравливало. В обществе анонимных наркоманов, который я открыл тогда в Сыктывкаре, входило всего 2-3 человека. О консультирование не было и речи, так как ребята еще сами были в абстинентном синдроме (это реакция центральной нервной системы на прекращение употребления спиртного, наркотиков).

 



Одно время были партнеры, которые хотели дать деньги на открытие коммерческого реабилитационного центра в Сыктывкаре, но мы так и не смогли найти помещение. К тому же, открытие платного центра не совпадало с моей миссией. Я сам из небогатой семьи, деньги на реабилитацию моя мама нашла чудом, поэтому я хотел открыть именно бесплатный центр. Сегодня в платной клинике ежемесячное лечение и содержание в среднем обходятся пациенту в 50-70 тысяч рублей.  Кроме того, надо понимать, что реабилитация может длится до 9 месяцев. Это огромные деньги, но никто не даст гарантии, что человек перестанет употреблять (гарантия выздоровления - это шарлатанство). В общем, не все могут располагать такими суммами.


- Как к вам приходят? Как вас находят?

- У нас есть сайт. С точки зрения маркетинга он невзрачный, нерабочий, неэффективный. Но, тем не менее, он есть. Мы стараемся рекламировать его, продвигать. Первые резиденты появились благодаря волонтерам проекта «Сытый гражданин» - координатор проекта Илья Костин привез ребят с улицы, которые захотели изменить свою жизнь к лучшему. Сейчас у нас есть и группа в социальных сетях, с помощью которой стараемся привлекать к своей деятельности. К тому же проводим презентации в социальных центрах, ездим в государственные наркологии, где разговариваем с зависимыми. Теперь на нас работает и сарафанное радио: родители тех детей, кто у нас выздоравливает, рекомендуют нас другим. С помощью доброй славы в нам даже приезжают из Казани, из Архангельской области, с Кирово-Чепецка и других городов.

- Истории со счастливым концом - частое явление? Или редкое? Сможете поделиться самой яркой историей?

- Надо понимать, что процесс абстиненции* длится 18 месяцев, поэтому говорить об исцелении в любом случае довольно рано (с открытия центра прошел всего год). Но позитивные истории есть, одна из них про девушку по имени Мария. Маша - алкоголик. В центр ее привез муж. Казалось, что это безнадежный случай. Помню, как в два часа ночи приезжал в центр, потому что Машу не могли угомонить: вылезала в форточки, дралась. Но прошло время - терапия начала действовать. Сейчас Мария учится в Восточно-Европейском институте психоанализа в Санкт-Петербурге, работает у нас консультантом. В общем, у нее все хорошо. И это круто, что мы смогли мотивировать ее на изменения, возродить желание помогать другим людям. Для нее эта лучшая альтернатива, нежели возвращаться продавцом в алкогольный магазин.

 

Есть история алкоголика Алексея, которого привезли 11 месяцев назад. Сейчас он не пьет, завел отношения, живет с девушкой, активно помогает в реабилитационном центре как волонтер, устроился на работу. Случаев, когда человек не возвращается к употреблению наркотиков, все же больше, чем обратных.


- Что может сигнализировать: близкий человек стал зависимым? И как ему помочь?

- Симптомы употребления - изоляция, раздражительность, отсутствие социальной жизни. Должно насторожить, когда человек на глазах худеет или становится очень вялым. Обычно, если есть такой сигнал, мы выезжаем на квартиру, потому что зависимому нужен специалист, который найдет ключик, чтобы достучаться. Родители обычно говорят: «Да он не пойдет к вам, начнет буянить, драться». Опыт говорит об обратном: за год ни одного случая не было, когда мы человека не забрали. Обычно уже в центре человек отходит, проходит консультацию и добровольно остается. За год у нас было всего четыре побега. Мы давно живем в экологичной среде: кого бы не привезли, все добровольно остаются.

 



- Можно ли насильно поместить на реабилитацию? Или это неправильно?

- Это не то, чтобы неправильно. Пока человек примет решение о том, что надо выздоравливать, могут пройти годы, время будет упущено. Тут ждать нельзя. Обычно мы приезжаем на зов родителей, забираем зависимого, который может и брыкаться. Когда он отходит, то понимает, что среда безопасна. В ходе мотивационных интервью, консультаций он самостоятельно принимает решение остаться. Надо понимать, что в реабилитационном центре мы не можем удерживать человека насильно. Иногда родители зависимых спрашивают, мол, можно он к вам просто походит на консультации. Но это просто бег на месте. Если человека не изъять из старой среды, то никаких изменений не произойдет.

- Что самое сложное в работе?

- Любая профессия, которая связана с помощью зависимым, - это сложно. Когда человек зависим, он нестабилен. Сегодня он преисполнен решимостью начать новую жизнь, а завтра уже не хочет ничего делать. Из-за этих ситуаций иногда и у самого руки опускаются. Но самое сложное в работе - наладить структуру, создать нужную для выздоровления атмосферу. Многое зависит от группы: если в ней не все в порядке, то человек подсознательно не захочет идти к исцелению. Например, он видит напряжение и думает: а что толку? Самое сложное наладить процесс, сделать так, чтобы зависимый человек чувствовал безопасность, любовь, поддержку, веру в него.

 



- Каким видите центр через пять лет?

- Создать франшизу - сеть бесплатных реабилитационных центров в регионе, возможно на базе государственной наркологии, возможно - совместно с УФСИН. Очень больно видеть, когда человек отсидел 12 лет, вышел на свободу и снова начал употреблять. То есть 12 лет его жизни прошли напрасно. Одна из будущих задач - создать антинаркотический отряд на территории лагерей, некая реабилитация уже на территории исправительных учреждений.

 



Кроме того, мы бы хотели сменить помещение. Сейчас работаем на довольно высоком уровне реабилитационной клиники, но в убогом сарае, который снижает привлекательность нашего центра в несколько раз. Помещения самой обшарпанной наркологии выглядят много лучше, чем наше. Хотя ту работу, что мы делаем, не делают больше никто и нигде. Мы мечтаем о большом здании с беседками, с футбольным полем, где человек не чувствовал бы себя заключенным. Там мы  свою работу будем выполнять эффективно и качественно - это единственная гарантия выздоровления от зависимости.



* Процесс абстиненции  - комплекс патологических симптомов, возникающих у зависимых при отказе от употребления. Симптомы: психологические - тяга, нестабильное эмоциональное состояние, раздражение. Физиологические - пониженное или повышенное давление, сердцебиение, трясучка в теле.



Яндекс.Погода
Валюта

USD : 0 EUR : 0 GBP : 0