Фото из архива героини статьи

06.10.2021 | Интервью

Из журналиста - в психологи: вдохновляющая история экс-сыктывкарки о кардинальной смене профессии

Прыгнуть в неизвестность и начать с нуля? Экс-сыктывкарка Ольга Авдеева много лет отдала сфере журналистики и PR, снимала большие материалы о Коми для федеральных каналов и выпускала газету о людях с инвалидностью. Но поиск смысла, который, как известно, заложен в каждом из нас, привел ее к профессии, которая каждый день делает ее еще счастливее. Сейчас Ольга работает психологом-логотерапевтом в Калининграде. Публикуем очередной эпизод рубрики «Люди, которые смогли», в котором мы рассказываем об опыте тех, кто решился поменять работу, имея за плечами и отличную карьеру, и багаж опыта. 

 

В интервью порталу «Мой Сыктывкар» Ольга Авдеева рассказала о большом пути, который привел ее к новой профессии и, самое главное, поделилась прикладными советами: что делать, если вам не нравится ваша работа.



- Вы работали в журналистике. Вам нравилась эта работа? Или в один прекрасный день поняли, что это не ваш путь?


- Очень странно, что меня постоянно об этом спрашивают, а ведь ничего особенного я не сделала и, наверное, каждый второй журналист меняет профессию… И все же в вашем этом вопросе я вижу некоторую путаницу. Журналистика мне нравится и нравилась всегда. Я и сейчас по ней скучаю, и тот, кто просматривает, к примеру, мои странички в соцсетях, видит, как я «отрываюсь по полной» с созданием интервью, рассказов, блогерских постов. Я и сейчас в представлении себя пишу: логотерапевт, психолог, журналист, блогер. Иметь определенную работу – это совсем другой логический уровень. У меня на тот момент была прекрасная работа, которая совершенно не подходила конкретно мне. Я писала новости на интернет-портал с контентом о коми этносе. Со всей ответственностью заявляю, что я не новостийный журналист. Я и на «Юргане» первым делом сбежала из службы новостей, как только стало можно делать авторские проекты. Журналистика, конечно же, не сужается до рамок конкретной работы. Я, например, после всего этого прекрасно занималась изданием газеты для людей с инвалидностью, потому что там было много о людях, много глубины, философии, много вдохновения.

 



- Что было в этой работе самое приятное и удобное? А что было самым тягостным?

 

-  Обслуживать целый интернет-портал фактически в одиночку, пытаться понимать коми язык и говорить на нем, писать о людях коми и их интересной культуре и делать это всё с помощью всего лишь сухих цифр и фактов, да еще и с молниеносной скоростью, да еще и собирая информацию по телефону – вот это оказалось совсем не моей лошадкой. Я выгорела уже через два года. Мне точно не подходила работа, о которой вы спрашиваете. А из журналистики я потом еще лет шесть не уходила.

 

Потом были документальные фильмы, снятые по заказу многих солидных организаций, с которыми у нас складывались отношения глубокого доверия, так что один заказ плавно перетекал в другой с постоянными уже заказчиками, которые точно знали, что если работают Авдеевы, то это гарантия качества, мастерства и креативности.

 

Одновременно я работала на ОТР, делая большие сюжеты из Коми. Потом еще долго работала в PR в НКО с сумасшедшими проектами, ещё выпускала газету. Мне удавалось совмещать и психологию, и журналистику. Но – да. С неподходящих работ нужно уходить, не раздумывая. Опять же, повторюсь, что я не любила ту конкретную работу, о которой вскользь в одну фразу упомянула в своем блоге, потому что это не про моё мышление, которое требует глубины или высоты, но не скорости и поверхностности. Но именно эта работа на финно-угорском портале дала мне путевку в будущее – все наши заказчики фильмов были моими порталовскими ньюсмейкерами, там очень быстро завязывались знакомства, а кто-то стал моим другом и остается им до сих пор. Так, что я ушла, но осталась очень благодарна и довольна, что у меня были эти три года в новостях.

 


- Страшно ли было кардинально менять сферу деятельности? 

 

- Я ничего не меняла кардинально. Я ушла в свое ИП по видеосъемке, а потом в продвижение НКО, где потом появилась и газета. Психология проявлялась постепенно. Но – да, страшно. Прямо невозможно страшно было и ничего не получалось первый год или два. Мой руководитель, Полина Романова, долго меня отговаривала (кстати, она потом и сама ушла оттуда, насколько я знаю). Но я уже точно понимала, что мне нужно нечто другое. Страшно было уходить во что-то «свое», с потерей стабильности. Но не убивать же себя и свою психику. Я нисколько не жалею о своем решении. Но это сейчас оно так видится, а тогда я, конечно, жалела первое время, ведь окунуться во все прелести с ведением продаж, договоренностями, которые заказчики нередко, конечно, нарушают, налогами и так далее – это всё оказывается сложнее, чем кажется. Что касается психологии, то сферу деятельности менять трудно. Никак не перестраиваешься с профессиональной самопрезентацией, начинается такое раздвоение личности – а кто я? Да к тому же, нужно получать образование, а как выяснилось, для того, чем я хотела заниматься, психологических и психотерапевтических образований нужно было получить три. Три! Но я на это пошла, как самурай, потому что у меня не было сомнений.

 


- Как отнеслись к этому ваши родные, близкие, друзья и коллеги?


- Все поголовно решили, что я сошла с ума. Ну да, отчасти это так и было. Я как ненормальная твердила, что мне нужно, нужно мне, сама не знаю зачем, но нужно мне, я должна почему-то. Потом на обучении логотерапии я узнала, что именно так опознается «смысловой маяк», заложенное в каждом человеке влечение к смыслу, которому невозможно противостоять, и что это нормально. Но тогда я и сама не поняла, что произошло, и никто из окружающих не понял, особенно, когда я называла сумму в рублях, потому что все мои последующие образования, разумеется, были платными. Но мой тогда еще супруг Сергей, глядя на мои мучения, однажды подал «куда-то там», как он выразился, заявление на обучение от моего имени. С этого всё и началось. Так, что очень важно, чтобы тебя если уж не поддержали, то хотя бы не дали измучить себя окончательно. Честно? Никто меня не поддержал, поэтому моя история со сменой деятельности выглядела как прыжок в пропасть обезумевшего бизона. Сейчас я нередко работаю с людьми, которые хотят поменять свою жизнь очень круто и оказываю им должную поддержку не только с помощью известных мне техник и инструментов психотерапии, но и с помощью моего личного понимания таких запросов и моего опыта.

 


- Когда вы поняли, что вы сделали правильный выбор? 

 

- Я не сомневалась, что мне зачем-то надо менять профессию. Но осознание правильности моего пути ко мне пришло не так давно: когда я уже здесь в Калининграде, начала специализироваться по включению детей с особенностями в учебную деятельность в общеобразовательной школе. Вот тогда я и поняла, куда меня жизнь направляла, тогда я увидела полотно своей жизни как бы сверху, и картинка сложилась. Хотя и до этого у меня как-то быстро стало получаться работать на консультациях, я как-то быстро начала это схватывать и быстро становилась востребованной. Думаю, опыт журналистики здесь немалую роль сыграл. К тому же я могла писать о своём опыте, я же умею писать! Я могла осмыслять что-то на бумаге для себя, и это было интересно другим.

- Как сейчас проходит ваш день? Чем он наполнен?


- Смыслом, разумеется. Мой день и моя жизнь наполнены смыслом, иначе хреновый я логотерапевт. У меня есть школа, где я занимаюсь тем, что корректирую и развиваю возможности детей с тяжелыми диагнозами или задержкой в развитии обучаться в общей школе, сопровождаю родителей, педагогов. Я работаю в команде с моими удивительными, очень экзистенциально настроенными, коллегами. У нас в школе сильная психолого-педагогическая Служба, и внутри нее есть отдельное подразделение по работе с особыми детьми. Мы наладили способы выявления детей с особенностями, детей, которые нуждаются в индивидуальных образовательных маршрутах, медицинской помощи, дополнительных педагогических ресурсах, которые оказываются в психологических центрах. Мы этих школьников, можно сказать, «подсекаем» до того, как они окажутся беспомощными перед стандартными требованиями образования, сопровождаем весь путь – от диагностики и обращения в ЦПМПК (центральная психолого-медико-педагогическая комиссия) до реализации инклюзивных коррекционных мероприятий и консультирования мам. На становление такой службы внутри школы ушло два года, сейчас мы ее развиваем и укрепляем. Эта работа просто захватывающая, хотя бы по причине своей абсолютной новизны, которая как раз и запрашивает такую творческую меня. 

 

Кроме того, я не расстаюсь с делом своей жизни – смыслоориентированной терапией (логотерапией) и провожу психотерапевтические встречи со взрослыми скайпом и лично уже после школы. После этого нередко иду в детский центр и работаю с детьми, которым требуются навыки волевой саморегуляции, изменения установок и так далее. Еще я люблю писать. Я с упоением веду свой блог, и наверное, никогда не писала с таким удовольствием. Все же творчество не за деньги имеет другой локус контроля – на чистую самоотдачу, на то, чтобы сделать мир лучше.  Ну и конечно, я с удовольствием гуляю по самому красивому месту на планете – по глубоко любимому мной Калининграду. Иногда я вообще не понимаю, как можно жить где-то еще. На выходных при первой же возможности езжу на море, а еще у меня много друзей и общения с моей дочерью, которая уже взрослая и живет в Москве.

 

- А чем ваш день был наполнен раньше?

 

- Раньше – это когда? В Коми? Тем же самым, только с точностью до наоборот. Днем я работала пиарщиком и редактором, а вечером работала с клиентами и проводила свои первые консультации. До переезда у меня была до невозможности любимая и прекрасная работа в журналистике и PR, так что с моей предыдущей начальницей мы до сих пор созваниваемся. Она следит за моим творчеством, а я не устаю благодарить ее за то, что с ней я и получила свой правильный взгляд на особых детей, который позволил мне успешно (не побоюсь этого слова) работать с ними сейчас.

-  Ваш совет всем, кто чувствует себя на работе плохо, но продолжает тянуть лямку из-за тысячи причин (ипотека, зарплата и так далее).

1. Разумеется, не считать это причиной для смены работы, и уж тем более, профессии и сначала разобраться в происходящем. Я сама не стеснялась попросить мою подругу, специалиста по NLP, помочь мне совместить обе значимых для меня деятельности. Поэтому первое, что посоветую – если не справляетесь с кризисом профессиональной идентичности или кризисом на конкретной работе, обращайтесь к психотерапевтам. Иногда истина где-то рядом, но за эмоциями и ограничивающими установками ее просто не разглядеть самостоятельно.

2. Бежать от негатива – это не вариант. Уходить нужно в то новое, что отчетливо и громко повлекло. Вот если оно повлекло в «дальше», в экзистенциальное, финансовое, социальное, значит, можно туда и разворачиваться. Не скажу ничего нового: мотивация «от» - не работает.

3. Если есть ипотеки, кредиты и другие обстоятельства, то задайте себе вопрос: так ли ловко я смогу их выплачивать, если уже едва ноги таскаю и нахожусь в непрерывном стрессе? А кто их будет выплачивать, если я заболею? А затем спросите себя: А кто такой умный мне сказал, что следующая работа не позволит мне выплатить их еще быстрее? Как правило, в состоянии выгорания вообще не видно будущего, как сказала одна моя знакомая – вместо будущего только черный квадрат, и это приводит к иллюзии о том, что дальше – может быть только хуже или вообще ничего. Но это не правда, потому что кризис при правильном его прохождении может открыть дверь в новую возможность, а не в еще большую опасность.

4. Уходить можно только из прежнего удовольствия от работы в следующее удовольствие от работы. Хлопок дверью и уход с ненавистью из места, которое убивает, вовсе не защитит вас от повтора этого же сценария. Наладьте отношения на прежней работе - и пусть это станет ресурсом для движения вперед.

5. Действуйте не из ощущения «мне плохо», а из переживания некоей внутренней правды, когда вы точно знаете, вы уверены, что вам пора делать переход с места на место, из профессии в профессию, даже если вас никто не поддержит и никто не поймет. В этом случае вам даже и не потребуется чья-то поддержка или внешнее стороннее подтверждение правильности ваших действий.

 

6. Действуйте из позиции «это нужно мне, а еще другим людям и вообще всему миру». Смена работы должна сделать счастливой вас и еще кого-то, и вообще сделать мир красивее, а не только помочь с долгами. Так вы получите больше ресурса для адаптации на новом месте и для прохождения кризиса, в котором оказались.

 

ЧИТАЙТЕ ДРУГИЕ ВЫПУСКИ РУБРИКИ

 

Из следователя - в ведущие праздников: история от сыктывкарки о том, как кардинально сменить профессию и состояться в новой сфере

 

Из топ-чиновников - в массажисты. История о том, как выйти на пенсию, освоить новую профессию, выучить иностранный язык и написать книгу

 

Из сферы продаж - в инструктора цигун. История сыктывкарки - о потоке возможностей, которые появляются благодаря любимой работе

 

Из банковского служащего - в кремовары: вдохновляющая история сыктывкарки, которая променяла офис на жизнь в деревне

 

«В 55 жизнь только начинается»: сыктывкарка похудела на 20 килограммов и нашла работу мечты

 

«Идите на страх, меняйтесь, развивайтесь - и вы найдете свой путь»: сыктывкарка - о том, как увольнение с работы привело ее к делу жизни

 


Dooutsics
best price for cetirizine cetirizine 5 mg tablets what is cetirizine hydrochloride 10mg
Яндекс.Погода
Валюта

USD : 73.53 EUR : 83.07 GBP : 97.59